ДНЕВНИК ШКОЛЬНИКА

ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ

Сегодня сказали, что завтра в школу уже не надо, потому что летние каникулы. Все так скакали и радовались, и бабушка, и папа, и мама тоже. Родители говорят, они уже устали мои тетрадки проверять и все такое. Они очень следят за моей учебой. Мама делает со мной русский, а папа математику. Поэтому у меня в году только две тройки… По русскому и по математике.
ДНЕВНИК ШКОЛЬНИКА

ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ

Сегодня сказали, что завтра в школу уже не надо, потому что летние каникулы. Все так скакали и радовались, и бабушка, и папа, и мама тоже. Родители говорят, они уже устали мои тетрадки проверять и все такое. Они очень следят за моей учебой. Мама делает со мной русский, а папа математику. Поэтому у меня в году только две тройки… По русскому и по математике.
Наша классная сказала: «Ребята, обязательно читайте летом, чтобы набраться новых впечатлений». И мы сегодня с Пашкой пошли в библиотеку за новыми учебниками и чтением на лето. Впечатлений нахапали целый рюкзак. Мама говорит, образование — тяжелый труд. Так и есть, я это образование еле до дома дотащил. И библиотекарша еще спросила: «Вам, мальчики, наверное, надо что-нибудь полегче?» А сама все равно надавала тяжелого.

Не понимаю, зачем нужно читать книги, если можно, например, посмотреть кино по телевизору. Пашка говорит, книги всё равно полезнее. Их можно под что-нибудь подложить, например, а телевизор нет.
В списке на лето оказался еще дневник Чехова. Но не такой, как у меня, со всякими оценками и замечаниями. А такой, где, мол, я сегодня был и про что сегодня думал. Про впечатления. Ну вроде как «Вконтакте», только без фоток. Мама говорит, все взрослые серьезные люди типа писателей или, там, ученых всегда вели дневник про впечатления. Наверное, чтобы потомки читали и говорили: надо же, смотрите, какой был великий человек — вел дневник, когда его даже никто не заставлял.
На этой неделе Пашкина бабушка нас брала к себе на дачу, чтобы мы отдохнули на лоне природы. Все равно, говорит, дети, судя по вашим оценкам, природа отдохнула на вас — так теперь хоть вы отдохните на ней.

Пашкиной бабушки соседка говорит, что у нее в сарае живет нечистый дух. Я его видел. Он приходил, помогал забор чинить. Он правда нечистый: и рубашка заляпана, и лицо. Ну и дух от него, конечно, такой — на полдеревни.

Пашкина бабушка говорит, что у нее домовые не водятся. А мы ей доказываем, что водятся. А как тогда объяснить, куда пропали наши тетрадки с летним заданием?
Мне сказали, что я уже вырос, и в этот раз мы будем не только на пляже лежать, но еще посещать всякие интересные места. Чтобы повысить градус нашей семейной культуры. Папа сказал, что он уже приглядел интересное место, где можно повысить градус. И готов его не только сразу посетить, но и дежурить там круглосуточно.
Мне очень нравятся картины, на которых нарисована русская природа. Особенно летняя. Там все как в жизни: и лес, и речка, и поля. Только шашлыков никто не жарит.

Мне кажется, про природу в книжках потому так длинно и скучно пишут, что раньше к документу нельзя было приложить видеофайл. Так что все приходилось словами описывать.

Папа говорит, что я немножко подрасту, и он меня возьмет в поход по русской природе. А то походы от шведского стола до пляжа добавляют не впечатлений, а килограммов.
Два дня температурю. Врач сказал: ангина. Летом плохо болеть. То ли дело зимой: хочешь — варенье малиновое! Хочешь — мультики! А летом что: ну, варенье. Ну, мультики. Никакого удовольствия.

Папа показывал, как они в детстве сами рисовали мультики. Надо на краешке толстой тетради нарисовать человечка. На разных листах в разных позах. И когда тетрадь перелистываешь, тогда он шевелится. Удивительно отсталые технологии.
Ходили к маминой подружке, пить чай с пирожными. Пирожные мне понравились, подружка не очень. Она говорит: по этикету нельзя руки об штаны вытирать. А я об штаны и не вытирал, я об пиджак вытер, там у них какой-то в прихожей висел. Тоже лезут, не разобравшись, со своим этикетом.
Сидели в очереди к доктору, надо укол мне делать. Мама говорит: «Тебе не страшно?» Конечно, не страшно, подумаешь, укол. А потом перед нами уже никого не осталось, мама опять спрашивает: «Тебе не страшно? Что-то ты побледнел». А тут приходит одна девочка со своей мамой, и я говорю: «По закону этикета женщин пропускают вперед!» И они заулыбались, и мама моя тоже заулыбалась, ну и прошли вперед. Полезная вещь — этикет, как оказалось.
Папа кому-то звонил по телефону и строго сказал: «Потому что работать надо, а не в бирюльки играть!» Что еще за «бирюльки», интересно, надо себе скачать.
Мы с Пашкой очень любим придумывать рифмы к именам. Только он говорит, что к нему надо придумывать рифму на имя Павел. Потому что если я буду придумывать рифму на имя Пашка, то он со мной не будет играть.

Решено, буду поэтом. Мама сказала, что в современной поэзии рифма вообще не обязательна, главное — содержание и размер. Так если без рифмы, то можно стихи такого большого размера писать, что все обалдеют! Устанут читать!
Самое медленное время на свете — это третья четверть. Она все тянется, тянется, и конца ей нет.

А самое быстрое — это летние каникулы. Только начал человек отдыхать — и опять уже сентябрь, и брюки тебе короткие.
Подписывайтесь на рассылку портала «Культура.РФ» и еженедельно получайте наши лучшие публикации